Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Рождественская история

В 1964 г. я мне довелось принимать экзамены у абитуриентов, поступающих в НГУ.

Ко мне подошел университетский преподаватель и тренер по лыжам Бискуп (имен я, к сожалению, уже не вспомню) и сказал, что надо помочь одной девочке – первый разряд по лыжам и 2 место олимпиады по физике. Мне за это были обещаны новые лыжи. Я сказал, что на лыжах не бегаю и, вообще, через две недели уезжаю навсегда в Ташкент, а к девочке подойду.

Оказалось, что, действительно, кандидат в мастера и призовое место в олимпиаде, что чтобы поступить, ей нужна «5» по физике, и она вся в слезах и соплях, так как не может решить задачу. Экзаменатор – молодой и талантливый[i] сотрудник ИЯФа Зелинский дал ей простую задачу: какое расстояние проедет платформа с брандсбойдом, если известны скорость и масса воды и коэффициент трения. Это была несложная задача для выпускников ФМШ, знакомых с началами анализа, но в средней школе тогда производные и интегралы не изучали. Когда я напомнил коллеге-экзаменатору, что абитуриентка не должна уметь решать дифференциальный уравнения, он возразил: «Ну, пусть решает с помощью законов сохранения!», а потом, немного подумав, добавил: «Ну, если хотите, можете сами принимать у нее экзамен». Фразой: «Не хочу, но могу!» наша дискуссия закончилась.

Абитуриентку я обнаружил в полном ступоре и не может ответить ни на один вопрос. Постепенно снижая уровень вопросов, и обнаружив, что и закон Ома она не может сформулировать, я понял, что разговор с ней в таком состоянии бесполезен. Так как заканчивался последний день экзамена, отложить его было нельзя. И я решил поставить ей «5», так как, заняв 2 место в олимпиаде, на пятерку физику она знала, а достижения в лыжном спорте, безусловно, доказывают ее трудолюбие. Некоторые коллеги осуждали меня за это решение, но, на мой взгляд, нельзя считать ее виновной в ошибке экзаменатора, приведшей ее в невменяемое состояние.

Александр Рудницкий

p.s. На этом следовало бы закончить, но через несколько дней фамилии этой милой девочки не оказалась в списке студентов физического факультета. По-видимому, Бискуп со своим предложением обращался ко всем членам экзаменационной комиссии (мы с ним, практически, не были знакомы), и коллеги решили, что пятерка поставлена ей  с учетом его выгодного предложения. Жаль, что меня в этом никто не упрекнул.
А через две недели я уехал на 4 года в Ташкент.




[i] Через четыре года ректор НГУ, академик Спартак Беляев уверял меня, что на кафедре «Общей физики» НГУ работают исключительно талантливые физики.