Александр Рудницкий (arudnitsky) wrote,
Александр Рудницкий
arudnitsky

Categories:

Дела врачей

«Беда, коль сапоги начнет точать пирожник».

И.А. Крылов

Президент Путин, обсуждая с довереными лицами американский Кремлевский список заявил, в частности: «Надо заниматься... здравоохранением!»i. Председатель Следственного комитета РФ (СК) Александр Бастрыкин прекрасно чувствует социальный заказ и еще в 2015 году обратил внимание на оптимизацию оказания медицинской помощи в стране. По его мнению, главными причинами высокой смертности и инвалидизации населения в стране являются ошибки и злоупотребления врачей, а восстановлению справедливости активно препятствуют независимые эксперты, в качестве которых привлекаются известные практикующие врачи и ученые. Они преднамеренно задерживают выполнение экспертизы и покрывают преступления коллег. Александр Бастрыкин потребовал от своих сотрудников ужесточения преследования врачей. намеревается заменить независимую экспертизу ведомственной и дополнить Уголовный кодекс статьей о врачебных ошибкахii.

22 января федеральный судья Черемушкинского районного суда г.Москвы Зинаида Никитинская приговорила к двум годам заключения врача высшей категории, к.м.н Елену Мисюрину по обвинению по «в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека» (п.«в» ч.2 ст. 238 УК РФ). Этот приговор расколол общество.


Ведущие врачи и ученые негативно высказались об ошибочных выводах следствия и суда. Мнение ведущего онко-гематолога страны академика Андрея Воробьева, что смерть пациента возможно связана с неадекватным лечением, к которому обвиняемая не имела никакого отношения, суд проигнарировал, также как и ее ходатайство об эксгумации трупа. Протестуя пртив незаконного приговора, Лига защиты врачей собрала около 40 тысяч подписей под петицией президенту Путину. 600 врачей обратились с жалобой в Совет при президенте России по гражданскому обществу и правам

Официальный представитель СК Светлана Петренко заявила, что суд принял законное решение, а обсуждение этого приговор "не только нарушают элементарную этику, но и провоцируют недоверие граждан к медицинской системе в целом".

Прокуратура утвердив обвинительное заключение, участвовала в процессе, но после массовых протестов изменила свою позицию, обнаружив ряд нарушений закона в ходе следствия и обратилась в суд с апелляционной жалобой.

Показания главного свидетеля обвинения паталогоанатома Мартыновича основаны на результатах вскрытия, которого он выполнять не имел права, и являются недопустимым доказательством Уверен, что апелляционная инстанция в соответствии со ст. 75 УПК РФ о недопустимых доказательствах отменит приговор Елены Мисюриной. Фактически, суд установил виновность обвиняемой в смерти пациента без патологоанатомического исследования трупа пострадавшего.

Но даже если Елена Мисюрина будет оправдана, главная проблема останется. Карательная машина СК и судов только набирает обороты. В 1917 году было возбуждено 1791 уголовных дел против врачей за их профессиональную деятельность, в два раза больше чем в 2016, из их порядка сотни по ст.238. Закрытие уголовного дела или оправдание врача в суде СК рассматривает как брак в работе. Так как объективность не является главным пороком следствия, а обвинительный уклон в судах, практически исключает оправдательный приговор, врачи практически обречены, особенно те из них, кто лечат особо тяжелых больных, для которых инвалидность или летальный исход во многих случаях предотвратить маловероятно.

Пока в России не все этические проблемы решаются в уголовном порядке, необходимо обсудить возможные последствия этой государственной политики.

В связи с приговором Елены Мисюриной многие вспоминают Дело врачей начала 50-х годов прошлого века. Оно началось с обвинения в сионистском заговоре врачей - врагов народа, под видом лечения уничтожавших руководителей государства. Очевидным доказательством сионистского заговора считалась национальность обвиняемых, а медицинские документы обвинением фальсифицировались. Следствие широко освещалось в прессе и безродные космополиты клеймились на собраниях трудящихся. Некоторые жертвы этого дела под пытками сознались в несуществующих преступлениях, другие погибли в ходе следствия. Волна антисемитизма накрыла всю страну, и это была главная цель процесса. Дело было закрыто сразу после смерти Сталина, и все обвиняемые было реабилитированы.

Сегодня речь не идет о «безродных космополитах», зато под подозрения поставлено все врачебное сообщество. Тяжелое течение болезни, осложнения и смерть - неизбежные спутники многих заболеваний даже при правильном лечении. Не существует методов лечений, гарантирующих 100% успех. Врачебные ошибки иногда приводят к инвалидности или летальному исходу, но никогда не ошибается только тот, кто ничего не делает. Ответственность врачей за последствия трагических ошибок обычно квалифицируется по ст. 109 УК РФ: «Причинение смерти по неосторожности» или по ст. 293 УК РФ «Халатность». Но в русской традиции сочувствие жертвам обстоятельства, а не глумление над ними.

Поскольку в современной медицине врач крайне редко действует в одиночку, применение ст. 238 УК РФ в случае инвалидизации или смерти пациента связано с гипотезой, что любая клиника потенциально является объединенным преступным сообществом. Если уголовное дело возбуждено, маловероятно, что эта гипотеза будет опровергнута в ходе следствия или в суде. Александр Бастрыкин, с большевистской решимостью модернизируя правовые взаимоотношения пациентов и врачей, не понимает, что успех его предложений приведет к разрушению системы здравоохранения страны. Так как не существуют абсолютно безопасных методов лечения, молодые врачи будут вынуждены искать работу за рубежом, немолодые по совету премьер-министра займутся бизнесом. Некоторые самые опытные врачи смогут работать в международном медицинском кластере, выведенном из-под российской юрисдикцииiii. А самые отчаянные, которые без медицины жить не могут, останутся на съедение экспертам Александра Бастрыкина.

Неихбежно уменьшится набор в медицинских институтах на специальности, связанные с высокотехнологичными технологиями и лечением особо опасных заболеваний. Возможно, ридется сократить выпуск паталогоанатомов, так как не все они правильно понимают важность сотрудничества со следствием. Но зато будет необходимо развернуть медицинские факультеты с новой (и очень доходной!) специализацией, связанной с юридической экспертизой медицинских ошибок и преступлений врачей. Подготовку этих специалистов можно организовать, например, в институтах УФСИН. Во-первых, там стипендии гораздо выше чем в мединститутахiv, во-вторых, это исключит нежелательные контакты студентов с будущими врачами. Наконец, они сразу будут правильно ориентированы на деятельность в криминальной среде.

Поражает крайняя политкорректность защитников Елены Мисюриной. Все они, начиная с мэра Москвы Сергея Собянина, называют приговор Елены Мисюриной трагической ошибкой. Но нет оснований предполагать недееспособность следователя и судьи Зинаиды Никитинской, они в достаточной степени ориентируются в законодательстве, чтобы осознавать отсутствие умысла у обвиняемой и недопустимость свидетельских показаний паталогоанатома Мартыновича. Поэтому представляется очевидным, что их действия содержат признаки преступлений: «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности» ст. по ст. 299 УК и «Вынесение заведомо неправосудного приговора...» ст. 305 УК.  А умышленно отказ от рассмотрения причастности к смерти пациента неадекватного лечения клиники «Мелси», где после ошибочно поставленного диагноза и ненужной операции он скончался, делает естественным предположение о коррупции.

Поэтому даже оправдание Елены Мисюриной нельзя считать победой. Победой его можно будет назвать, когда будут наказаны виновные в ее незаконном осуждении, а также виновные в осуждении тех из 1791 врачей, которые были приговорены к наказанию с помощью "ряда нарушений закона в ходе следствия" и суда, как в деле Елены Мисюриной. Лига защиты врачей должна понимать, что иначе Правительство РФ будет вынуждено выступить с законодательной инициативой о принятии Федерального закона «О врачебных ошибках», так как Александр Бастрыкин не обладает правом законодательной инициативы. А в 2018 году будут приговорены за профессиональную деятельность еще в два раза больше врачей, чем в 2017.

Александр Рудницкий

p.s. Врач "По поводу дела Мисюриной"
__________________________________

i С этим все согласятся. Правда, одни уповая на увеличение бюджет Министерства здравоохранения, другие       воспринимая эту фразу как приказ, продолжив оптимизацию расходов на здравоохранение, уничтожить оставшиеся фельдшерские и акушерские пункты, чтобы радикально снизить заболеваемость в стране.

ii Правда, Александр Бастрыкин не предъявил ни одного факта привлечения экспертов к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. С другой стороны, следствие, когда надо, без труда находит экспертов, готовых определить, что Коран — содержит признаки экстремистской литературы.

iii Федеральным законом «О международном медицинском кластере» от 19.06.2015 создание анклава для оказания медицинской помощи повышенного качества, а также организации научных исследований и преподавательской деятельности. Для работы в кластере по упрощенной процедуре приглашаются российские и зарубежные организации и специалисты. Также вопреки закону в нем разрешается использование несертифицированных в России препаратов, устройств и методик.

iv Студенты Кузбасского института УФСИН при полном довольствии получают ежемесячную стипендию на первом курсе 15 500 руб, на выпускном - 25 000 руб, с доплатой за успехи в учебе от 5 до 25%. Для сравнения в МГУ оклад (без довольствия!) старшего преподавателя без степени) 14000 руб, доцента со степенью — 23 000 руб.

Tags: Елена Мисюрина, Приговор, Следственный комитет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments